Домой / Жить хорошо / Писать, не писать?

Писать, не писать?

Писать не писатьНу, нет бля, писателем я быть не желаю. Нафига мне это надо, этот цейроз печени, запои, страшные бабы, которые потом в писульках превращаются в красавиц. Хоть и видел, пережил я много, и сказать про это умею, но писательничать, нет уж. Нафига мне это. Вот я есть здоровый честный человек. А кто писателями становятся очень нечестные, слабые люди. Пытающиеся получить нечто, обойдя естуственный путь раздачи. Возьмем, например баб. Вот нет, чтобы пойти и познакомиться да выебать хорошенько на второй день знакомства. Нет, надо сидеть и писать, чтобы как-нибудь восторженная блядища (ну какая красотка читать будет) через десять лет сама предложила минет  в антисанитарных условиях забацать. Нет уж нафига.

А как они народ баламутят. Вот человек родился и растет себе травинкой чувствует, переживает, потом книжульку читает, а там все не так, да не просто не так, а лучше в сто раз. Облом, в психике прореха, он же не знает, что в жизни всем этим строителям душ нестолько сроков да вышка грозила бы за то, что они натворили. Почитай воспоминания, реальные, да любого гения. Да его не то, что к бумаге, ему руки поотрубать и язык вырвать полагается, а он потом своим красивым словом страшные иллюзии создает, получается люди ровняются на пустоту, на фантазию, одного из жалких людей, знай которго они в быту, не то что слушать, а таких пиздулей надавали бы. Вот как. А ты говоришь «пиши».

Хотя если писать, то я бы написал, наверное, про себя — про одного старика, прожившего все жизнь с этим томящим чувством, неудовлетворенности с желанием перемещения в пространстве с желанием найти друзей и ебать с ними баб. Ебать, в одной руке держа бутылку портвейна в другой томик непонятных стихов. И вот так раскачиваться в такт стихам и поебывать кого-то там, благородно так, без обоюдных обид.

С желанием колбасится по свету, не испытывая чувство вины и заботы, быть готовым в любой момент отложить карты, элегантно встать и раскланяться, поблагодарить всех присутствующих за хорошую компанию и удалиться. Спокойно с достоинством удалиться, даже, например, будучи перееханным трактором в нелепейшей истории, во время, когда за столом сидит хорошая компания, ждет тебя, и томики с непонятными стихами уже приготовлены.

Да, колбаситься по свету колбаской, и, не насилуя его, спокойно смотреть какие природы бывают, да и люди опять же разные.

Дело в том, что если и смотреть людей, то это в таких компаниях, где с томиками в руках и с бабами, как в театре все чувства доведены до абсурда, до почти киношной яркости и скорости извержения, так как многократно усилены пьяными амбициями нервных от порыва жизни людей.

В общем вот так вот пожил бы. Но в наших краях привычка жить была другою. Не гореть, а подгорать скорее. Подгорать потихоньку, коптить чуть-чуть, успокаивать себя мыслями, что усе, так, что, скорее всего ты чегой-то там не понимает. Да и к тому же была то только эта неясная неудовлетворенность, которая, кстати, приотличнейше, просто великолепно снималась хорошей рюмкой водки. Ах, как компании не хватало. Пить приходилось часто с теми, кого не выбираешь. Редко интересные личности попадались. Здесь ведь дело очень тонкое. В выпивоне компанейской должна быть энергетическая гармония. Все должны иметь возможность, реализованную, выговариваться на предложенные и не предложенные темы. Ежели этого нет, то пьянка утомляет. Чисто физиология, употребление напитков так таковое радости не принесет. Так вот только неудовлетворенность. Может я и сбегал куда-нибудь, да не знал куда. А туда, куда точно хотелось, не было абсолютно никакой возможности.

Так вот, жалко ли старика, отмучавшегося всю жизнь, протерпевшего, прожившего всю жизнь с полным мочевым пузырем и так и не поссавшием (может даже кому-то на глову). Вот не получяется жить спокойно, и иметь спокойные мозги. Время не вернуть. Конечно и хорошего было не мало. Но моча прокисла, и слить то ее некогда не поздно, но со временем из хорошего удобрения она превращается в убивающую кислоту. И вместо того, чтобы помочь расти еще кому-то (присохшему) вовремя на него поссав, потом это действие просто вызывет некоторое чувство облегчения. Так что-же делать нашему старику, прямо сейчас?

Проверьте также

Обычное дело

Второй день вокруг крупной станицы слышны частые выстрелы. Подкрепленный пополнением из станичных, сознательных, крестьян, отряд …